«Это не мой Максимка! Это какой-то другой ребенок…» - Благотворительный фонд "Правмир"
Мы рядом
в трудную минуту
Собрано за декабрь
1 349 564 ₽
Главная>Помощь взрослым и детям в реабилитации после травм>«Это не мой Максимка! Это какой-то другой ребенок…»

«Это не мой Максимка! Это какой-то другой ребенок…»

Мама трехлетнего мальчика не хотела верить, что сын попал в ДТП

Рихтер Максим
4 года, Московская область, д. Брехово
собрано 61%
Собрано 118 005 921 ₽
Нужно 191 251 833 ₽
Данный сбор проходит в рамках программы «Помощь взрослым и детям в реабилитации после травм».
Если средств будет собрано больше, они пойдут на помощь другим подопечным этой программы, в том числе Маше Поповой, Кая Элисе, Римиханову Даниилу и другим.
Сбор завершен
Диагноз
Последствия тяжелой сочетанной травмы, тяжелой черепно-мозговой травмы
На что пойдут деньги
Курс реабилитации в медицинском центре «Галилео»
Прогноз
Максим разработает правую руку, укрепит мышцы спины и ног, научится переворачиваться на кровати и дольше стоять в вертикализаторе
Почему не ОМС
Реабилитации по программе ОМС недостаточно
Нужно
451 750 ₽

«Андрей, отвези Максимку к бабушке, пусть с ней побудет, пока ты к терапевту сходишь. На обратном пути заберешь. А я пока приберусь дома», – предложила Елена мужу. И тот сразу согласился.

Проводив взглядом отъезжающую от дома машину, она с облегчением вздохнула: «Часа полтора-два у меня точно есть…» Но спустя 10 минут зазвонил мобильный. «Лена, срочно приезжай на Пятницкое шоссе. Мы в аварию попали…»

Елена слышала волнение и страх в голосе мужа. Поняла, что отвезти Максима к бабушке он точно еще не успел. Но почему-то была уверена: «Ничего страшного не произошло. Наверное, просто машину помяли». 

Место ДПТ напомнило ей кадры из драматического фильма: на участке дороги собралось несколько машин – ДПС, скорые и больше десятка людей. Заметив мужа, Елена подбежала к нему. Он стоял под моросящим апрельским дождем, опустив голову вниз.

– Я сам не знаю, как все получилось. Дорога скользкая… На повороте занесло… Выехал на встречку и тут – удар.

Елена почувствовала, что муж крепко обнял ее.  – Где Максим?! – и, не дождавшись ответа, Елена заплакала навзрыд. Все происходящее казалось ей чем-то нереальным, дурным сном. Полицейский взял ее под руку со словами «вы мама?», повел ее к машине скорой и посадил рядом с водителем. Она слышала обрывки разговоров врачей про то, что нужен вертолет, что ребенка не могут привести в чувство.

Максим с мамой

До ДТП

«Неужели это они про сына?!» – думала она. Сознание как будто отторгало действительность и придумывало отговорки: «Максим за 3 года даже не болел никогда. Все время дома был. В садик не устроиться: очередь…»

Когда они подъехали к больнице Зеленограда, она увидела, что из скорой на носилках выносят ребенка в грязной, рваной куртке с одним ботинком на ноге. Она боялась заглянуть ему в лицо, ее всю трясло: «Максим!»

Рихтер МаксимПока сына обследовали, Елена в оцепенении сидела в коридоре. А уже спустя несколько часов на такси мчалась в Москву, в клинику Рошаля, куда на вертолете увезли Максима. Она знала, что его состояние очень тяжелое: черепно-мозговая травма, травмы живота и грудной клетки, перелом таза и бедренной кости, ушибы внутренних органов. 

Увидеть Максима в тот день ей больше не удалось, его забрали на операцию. Врачи приняли решение срочно делать трепанацию черепа, чтобы убрать сдавливающие мозг гематомы.

В реанимацию Елену пустили, когда Максиму оказали первую помощь. Несколько секунд она стояла на пороге, как вкопанная, и смотрела на 4 койки, на которых лежали «забинтованные с ног до головы дети, все в трубочках, на ИВЛ». Ноги не слушались. Пришлось сделать усилие, чтобы подойти к кровати, на которой, как ей сказали, лежал ее сын.

Елене вдруг показалось, что это не ее ребенок. Она вспомнила, как 3 месяца назад они семьей отмечали Новый год. Как подговорила мужа купить, а потом надеть в сарае за домом костюм Деда Мороза. Как Максимка испугался незнакомца с бородой в красном костюме и спрятался в комнате. Как муж от волнения забылся и сказал: «Ну, сынок, расскажи стишок!» А Максимка, прижавшись к ней, тихо прошептал: «Мама, а в Дед Морозе – папа!» Еще вспомнила, как за месяц до аварии отмечали день рождения Максима – с тортиком со свечами и салютом во дворе дома. Были гости, много подарков и радости.

Подошедший нейрохирург вывел Елену из мира воспоминаний: «Операция прошла хорошо. Мы сделали все возможное. Теперь нужно ждать…»

В течение месяца Елена с мужем проводили у постели Максима по полчаса каждый, разговаривали с ним. Но слышал ли их сын, не знали. Мальчик был в коме – сначала медикаментозной, потом – своей и долго не мог из нее выйти.

Максим Рихтер– Серьезное повреждение центральной нервной системы. Максим, скорее всего, останется таким… лежачим. В лучшем случае сможет себя обслуживать, – сказал нейрохирург, когда Максим вышел в вегетативное состояние.  – А как же батут? – вырвалось у Елены. – Его батут дома ждет!  – Какой батут?.. Вы о чем? – врач устало покосился на Елену.  – Но чудеса же случаются… – возразила она, но ее слова повисли в воздухе.

Елена надеялась, что после того, как сыну закроют дефект черепа аутокостью, его состояние улучшится. Врачи обещали… А ребенок вдруг «стал другим: начал головой трясти влево-вправо и постоянно плакать».

Максим на реабилитации

На реабилитации

«Некомфортно ему, наверное», – вздыхала Елена. Но обследования ничего не показывали. После курса начальной реабилитации там же, в Рошаля, Максима выписали домой в состоянии малого сознания с гастростомой, трахеостомой и целым списком рекомендаций, как ухаживать и заниматься дома.

Несмотря на все старания, никаких улучшений долго не происходило. Максим по-прежнему был, как неваляшка. Не мог держать голову, сидеть. При том, что отдельные команды, например, поднять руку, пытался выполнить. Пришлось снова везти малыша в больницу. Оказалось, у него прогрессировала гидроцефалия. В голове скапливался ликвор и давил на мозг. Нужно было устанавливать шунт.

После очередной операции Максиму стало лучше. Он научился держать голову и не заваливался, когда его сажали на кровати. Елену это очень радовало. Но вскоре у ребенка начались странные приступы. Он откидывал голову на бок, у него «прыгали» глаза, и дрожали руки-ноги. Эпилептолог вынес свой вердикт и выписал препараты от эпилепсии. Когда судороги на фоне терапии прекратились, разрешил начать реабилитацию.

Елена с мужем собрали деньги на курс в центре «Галилео», где в том числе делают Войта-терапию. И вскоре заметили, что у Максима окрепли мышцы рук и ног, он стал сам садиться из положения лежа, переворачиваться с боку на спину, стоять по 3 часа в день в вертикализаторе, хватать ложку и игрушки левой рукой. Мышцы правой были зажаты, и он не мог даже сжать пальчики в кулачок. Еще малыш научился без задержек повторять за папой любые звуки, выполнять команды. Поможем Максиму восстановиться!

Фонд «Правмир» помогает взрослым и детям, нуждающимся в восстановлении нарушенных или утраченных функций после операций, травм, ДТП, несчастных случаев, инсультов и других заболеваний, пройти реабилитацию. Вы можете помочь не только разово, но и подписавшись на регулярное ежемесячное пожертвование в 100, 300, 500 и более рублей.

Помочь программе помощи взрослым и детям в реабилитации после травм

Если возникли проблемы с платежом, пишите на почту: support@fondpravmir.ru
или в WhatsApp

Похожие сборы

IMG_20231004_183205

У Элисы выявили редкое генетическое заболевание

Девочке нужен ортопедический шлем для коррекции формы черепа
Федорова главная2

«Раньше дети с таким синдромом не доживали до 15 лет...» Но сейчас Катю можно спасти

У девочки синдром Апера, ей необходима операция
Евдокименко главная

«Нам сказали, что ты умер!» Родители оставили Владимира в роддоме, а он нашел их, когда вырос

Из-за деформации тазобедренных суставов и стоп молодой человек не может ходить
Римиханов главная

«Я буду как киборг?! Хочу управлять рукой силой мысли! »

Даниил родился со сросшимися пальчиками правой руки
Алексеева главная2

Врач сказал мне: «Не знаю, может, вас сглазили?»

Жених исчез из жизни Риты, как только узнал, насколько серьезно она больна
Попова главная2

«Никто не понимал, как лечить Машу, настолько атипично всё развивалось»

По непонятной причине организм девочки стал разрушать сам себя

Вы помогли

Помогли

Ермошин
200 ₽
04 декабря, 05:58
Аноним
500 ₽
04 декабря, 05:30
Anna
1 000 ₽
04 декабря, 03:10
Anna
3 000 ₽
04 декабря, 03:06
Михаил
500 ₽
04 декабря, 01:40
Katerina
500 ₽
04 декабря, 01:36
Михаил
500 ₽
04 декабря, 01:34
Аноним
500 ₽
04 декабря, 01:33
Иоанн
150 ₽
04 декабря, 00:48
Анна
600 ₽
04 декабря, 00:43
Сергей
100 ₽
04 декабря, 00:43
Елена
1 000 ₽
04 декабря, 00:39