«У нас один нейрохирург на всю Московскую область...» - Благотворительный фонд "Правмир"
Важно быть вместе
Собрано за июль
10 795 157 ₽
Главная>Помощь взрослым и детям в реабилитации после травм в 2019 году>«У нас один нейрохирург на всю Московскую область…»

«У нас один нейрохирург на всю Московскую область…»

Пете нужен курс реабилитации, чтобы заново научиться ходить и обслуживать себя.

собрано 100%
Собрано 24 004 588 ₽
Нужно 24 004 588 ₽
Данный сбор проходит в рамках программы «Помощь взрослым и детям в реабилитации после травм в 2019 году».
Если средств будет собрано больше, они пойдут на помощь другим подопечным этой программы.
Сбор завершен
Нужно
394 538 ₽

Буравцев Петр, 27 лет, г. Москва
Диагноз: последствия перенесенного внутримозгового кровоизлияния в правом полушарии с глубокой спастической левосторонней симптоматикой, грубая дизартрия (расстройство речи), симптоматическая эпилепсия.
Собранные средства пойдут на оплату лечения в реабилитационном центре. Петя разработает левую часть тела, сможет лучше ходить и самостоятельно обслуживать себя.
Почему не ОМС: курс реабилитации платный.
Сумма сбора: 394 538 рублей.

Обновлено
10 сентября 2020г.

Подопечный Фонда с 2016 года. В 2020 году проходил реабилитацию в РЦ «Три сестры» с 15 июня по 11 августа. Благодаря курсу реабилитации Петр с 4-опорной тростью проходит до 40 м в сопровождении, поднимается по лестнице и преодолевает небольшие пороги (сопровождение необходимо из-за редких эпизодов повышения тонуса мышц, что вызывает риск падения). Молодой человек способен стоя манипулировать предметами правой рукой, к примеру, помыть кружку. На одном речевом выдохе может произносить предложения до 4 слов, Пётр использует более четкие интонации.

Когда говорят «у парня блестящее будущее», имеют в виду таких, как Петя. Закончил МГУ, геологический факультет, получил престижную работу по инженерно-геологическим изысканиям при строительстве метро. Своя рок-группа. Из серьезных увлечений – музыка, футбол. Море друзей и любимая девушка. Мама гордится, друзья любят, девушка скоро станет женой. А теперь, спустя 5 лет, они медленно бредут вдвоем с мамой под ручку по тихому Филевскому парку. Шелестят под ногами листья, мимо проносятся любители утренних пробежек, собачники торопятся выгулять питомца и скорее бежать дальше, на работу, прогуливаются мамы с колясками, берегут первый детский утренний сон. Мимо Пети и Татьяны проносится жизнь.

Потому что теперь все изменилось. Левая сторона Петиного тела до сих пор частично парализована и каждый шаг дается непросто, пальцы двигаются с трудом – какая уж тут гитара... Петь Петя тоже не может, лицо перекошено, а речь сильно искажена, понять его непросто. Все изменилось, когда у Пети случился инсульт. Нет, мы, конечно, покривим душой, если скажем, что у Пети не осталось друзей или что его не любят, как и раньше – крепко и сильно. Но теперь главная его опора и надежда – мама, а любимая девушка... «Разве можно быть на нее в обиде? – говорит Татьяна. – У Пети борьба за каждый шаг, каждое движение. У них теперь совсем разная жизнь».

Четыре года назад Петя с мамой и друзьями проводили выходные на даче, в Подмосковье. Татьяна рассказывает, что утром Петя пошел копать что-то во дворе. Она слышала: раз ударил ломом, два, – и наступила тишина. Петя все же смог дойти до дома, пожаловался, что вдруг страшно заболела и закружилась голова. Сам вызвал скорую помощь.

При инсульте невероятно важно не упустить время, вовремя оказать помощь. Специалисты по реабилитации говорят, что больной должен попасть в руки врачей в течение первых 4-4,5 часов после появления первых признаков удара. А лучше раньше – чем раньше, тем больше шансов восстановиться. Вызвав скорую, Петя вскоре потерял сознание, а машина все не ехала и не ехала. Наконец, его отвезли в больницу подмосковного Домодедово, сделали КТ (компьютерная томография), подтвердили инсульт и…
– Нейрохирурга у нас в больнице нет, он один на всю Московскую область, – сказал Татьяне врач.
– Как нет, что нам делать?
– Ну, мы его вызовем, конечно, но сейчас суббота...
– Он же умирает, доктор!
– Везите в Москву, вызывайте реанимобиль.

Дальше Татьяна вызывала реанимобиль, платно, конечно. Пока машина ехала по пробкам в Домодедово, пока добирались до НИИ нейрохирургии имени Бурденко, куда Петю договорились госпитализировать благодаря связям друзей… В общем, необходимую помощь Пете оказали только поздно вечером.

«Если бы ему помогли сразу, если бы нейрохирург был на месте или если бы все случилось в Москве», – повторяет Татьяна снова и снова. Тяжелее всего принять не болезнь сына, а все эти «если бы»: не помогли вовремя, не успели. Состояние Пети было критическим. Его сразу поместили в реанимацию, сделали трепанацию черепа, чтобы удалить гематому, образовавшуюся в результате кровоизлияния, и снять отек мозга. «Мне долго ничего не говорили, – рассказывает Татьяна. – Потом, наконец, вышел врач и сказал, что сына удалось спасти».

Оказалось, что у Пети сосудистые мальформации головного мозга – врожденное нарушение развития кровеносной системы, которое проявляется в появлении так называемых «сосудистых клубочков» разной формы и величины. С этой патологией можно жить долго, даже не зная о ней. Но бывает так, что сосудистые мальформации разрываются, и это становится причиной кровоизлияния.

Две недели Петя находился в коме, два месяца в реанимации, переболел пневмонией несколько раз, снова и снова оказываясь на грани смерти. Когда его все же перевели из реанимационной в обычную палату из реанимации, врач сказал Татьяне: «Если снова разовьется пневмония, я даже не знаю, чем его лечить, какими антибиотиками». «Но, слава богу, Петя больше пневмонией не болел», – говорит Татьяна.

А потом начался долгий период восстановления, который не завершился до сих пор. «Если сравнивать, что было тогда, пять лет назад, сразу после операции, и что сейчас, то, конечно, прогресс колоссальный, – говорит Татьяна. – Мы ежедневно занимаемся дома и периодически ездим в реабилитационные центры, но поиск центра для реабилитации всякий раз осложняется тем, что сыну диагностировали симптоматическую эпилепсию. Никто не хочет брать такого сложного пациента. Выручают платные реабилитационные центры и благотворительные фонды. Что бы мы были без помощи…».

Постепенно Петя научился сидеть, вставать, ходить – сначала с поддержкой, теперь уже самостоятельно, – говорить. Самое главное сейчас – чтобы Петя научился сам себя обслуживать и смог жить один. «Мне же уже седьмой десяток пошел. Я не вечна, вы же понимаете, – грустно говорит Татьяна. – Петя должен уметь сам о себе позаботиться».

Кажется, это очень грустная картина: осень, прогулки вдвоем с мамой по малолюдному парку, внезапно прервавшаяся бурная, интересная жизнь молодого, полного сил человека. И все же. Посмотрите, как многого Петя добился: он уже сам ходит, даже по лестницам (огромное достижение, между прочим!), ездит на концерты любимых групп и на футбол, встречается с друзьями, может на несколько часов остаться дома и мечтает найти работу. И у Пети есть мы с вами – люди, благодаря которым он не отчаивается и продолжает бороться. Не оставляйте его, пожалуйста, и сейчас.

Фонд «Правмир» помогает взрослым и детям, нуждающимся в восстановлении нарушенных или утраченных функций после операций, травм, ДТП, несчастных случаев, инсультов и других заболеваний, пройти реабилитацию. Ведь это самое важное в любой сложной ситуации – не сдаваться. Вы можете помочь не только разово, но и подписавшись на регулярное ежемесячное пожертвование в 100, 300, 500 и более рублей.

Наши подопечные благодарны за любое разовое пожертвование. Однако, если вы будете поддерживать фонд на регулярной основе, это позволит нам оперативно оказывать помощь, не дожидаясь пока будет собрана необходимая сумма.

Чтобы оформить регулярное списание, выберите в форме комфортную для себя сумму и выставите движок вправо в позицию «Ежемесячно». Вы сможете изменить или остановить списания в любой момент.

Помочь всем подопечным ("Фонд срочной помощи")

Если возникли проблемы с платежом, пишите на почту: support@fondpravmir.ru
или в WhatsApp

Вы помогли