Кожевников Роман: Озеро оказалось лужей, и Рома сломал шею
Важно быть вместе
Собрано за апрель
19 229 041 ₽
Главная>Помощь взрослым и детям в реабилитации после травм в 2020 году>Озеро оказалось лужей, и Рома сломал шею

Кожевников Роман. Озеро оказалось лужей, и Рома сломал шею

Нужен курс реабилитации, чтобы восстановиться после травмы ныряльщика.

Кожевников Роман
18 лет, Новосибирская обл., ПГТ Коченево
собрано 74%
Собрано 49 446 907 ₽
Нужно 66 388 404 ₽
Данный сбор проходит в рамках программы «Помощь взрослым и детям в реабилитации после травм в 2020 году».
Если средств будет собрано больше, они пойдут на помощь другим подопечным этой программы.
Сбор завершен
Диагноз
Последствия позвоночно-спинномозговой травмы (закрытого осложненного взрывного перелома тела С5 позвонка), ушиба, компрессии спинного мозга. Ослабление мышечной активности рук, паралич ног.
На что пойдут деньги
Курс реабилитации в центре "Три сестры".
Прогноз
У Ромы уменьшится спастика мышц, он научится держать в руках предметы и сидеть в инвалидном кресле.
Почему не ОМС
Курс реабилитации платный.
Нужно
526 050 ₽
Обновлено
10 сентября 2020г.

Проходил реабилитацию в РЦ «Три сестры» с 22 апреля по 20 мая 2020 года. Благодаря курсу реабилитации Роман научился поворачиваться на бок со средней помощью, правильно позиционируется в постели, может сидеть в коляске с опорой за спиной и держать голову. Молодой человек научился принимать пищу адаптивными столовыми приборами правой рукой. Теперь он умеет пользоваться телефоном и может писать печатными буквами.

– Господи, Ромка, вставай же скорее! Мы без тебя как без рук! И в огороде работа есть, и в свинарнике надо почистить, и в магазин за продуктами сходить. Смотри, сколько дел!
– Мам, мне бы так хотелось для начала сесть – устал лежать. И чтобы руки заработали. Хотя бы правая. Начну себя обслуживать, вам не надо будет со мной возиться. А то вы с бабулей меня все таскаете, таскаете. Я же тяжелый какой! А у бабули, вон, ноги больные и спина.
– Придет время – ты будешь нас на руках таскать.
– Да я вас цветами закидаю, памятник вам поставлю! Если бы не вы… Мне бы сесть только…

«Мы очень долго привыкали к тому, что Ромка нам сейчас не помощник. Мы же в деревне живем. Столько всего по хозяйству нужно сделать. Раньше что не попроси Ромку – поможет, а тут – бац! – и нет его. Муж сестры как-то машину ремонтировал. Слышу, кричит: “Ром, подай мне запчасть такую-то!”. И тут же: “Тьфу, забыл!”. Никто и подумать не мог, что так все получится. Представьте, был пацан 16-летний: высокий, широкоплечий – красавец. По характеру – добрый, веселый, компанейский. Не пил, не курил. 9 классов окончил, дальше собирался учиться. Мечтал на выпускном вальс станцевать. И вдруг раз – и все резко изменилось. Просыпается однажды, а в горле трубка, сам дышать не может, говорить. Руки, ноги не двигаются. Все болит. Страшно», – рассказывает Марина.

До 1 сентября, когда Рома должен был пойти в 10-й класс, оставалось всего три недели. У друга семьи был юбилей. Решили отметить его на базе отдыха – недалеко от поселка Коченево. Было жарко. Роме захотелось искупаться. «Ром, тебе это надо? Не выдумывай! Ты так нарядился! Только фотосессия прошла...», – пыталась отговорить сына Марина. «Я быстро. Искупнусь и все», – пообещал Рома.

«У Ромки с детства была привычка нырять. Даже в надувной бассейн во дворе дома прыгал. Потом вылезет, голову почешет: “Ой, о дно ударился”. Я ему: “Аккуратней!”. На отдых ездили, и там постоянно нырял. Я ему: “Дна не знаешь, а ныряешь! Опасно!”. В тот день, 11 августа, он нырнул с мостика в озеро. Но озеро обмелело. И получилось, что он нырнул в лужу! Понял, что ударился головой, но не понял, почему всплыть не может. Вроде, все сделал, как обычно: набрал в рот воздуха, вытянул руки вперед, прыгнул. Представляете, Ромка под водой еще и думал, прокручивал все: “Если мне воздуха не хватит, я захлебнусь!”. Когда он мне все это спустя какое-то время рассказывал, у меня по спине холод бежал», – говорит Марина.

На берег Рому вытащила его тетя. Она случайно именно в этот момент прогуливалась у озера. Как прыгнул в воду племянник, не видела. Но заметила, что в воде странно плавает какой-то мужчина. «Может, вынырнуть не может?» – подумала она и решила помочь. Зашла прямо в шортах и майке в озеро (воды ей даже по пояс не было), осторожно приподняла ныряльщика и обомлела: «Ромка, ты?! Ты чего это? Поднимайся, пошли!». «Не могу, теть Лен, я рук и ног не чувствую», – произнес Рома, как только из носа и изо рта вытекла вода.

«Мы с мамой буквально на несколько минут отошли от беседки, где праздновали юбилей. Идем обратно, а знакомая мне говорит: “К озеру не ходи! Там с Ромкой беда!”. Я ей: “Да ты что!”. Оттолкнула ее – и бегом туда. А на берегу озера уже толпа людей собралась. Мой Ромка лежал на песке. Мокрый, холодный. Кулачки сжал, положил на грудь. Я на колени рядом упала, ладошками его руки прикрыла, пыталась согреть. Чувствую – трясется весь. Мама моя в голос рыдать начала, растирать ноги Ромке. А он мне шепчет: “Скажи бабе, пусть ноги не трогает! Мне больно!”» – вспоминает Марина.

Она не сразу поняла, что произошло с сыном. Думала, ударился головой, почешет ее, как обычно, потом встанет и скажет: «Ну ничего себе нырнул!». Только спустя какое-то время – пока ждали скорую – Марина начала осознавать, что на этот раз все иначе: ее Ромка не встанет, не оденется и не пойдет сам.

«Меня как прорвало. Правда, ревела я тогда не взахлеб. Взахлеб было уже дома, когда узнала, что у Ромки сломаны шейные позвонки, и его отправляют из Коченево в Новосибирскую областную больницу. Всю ночь я ходила по дому, как маятник. Ни дышать не могла, ни спать. Меня тошнило. Мужу сестры сказала: “Поехали в больницу! Пока сына не увижу, не успокоюсь!”. В 8 утра мы уже были в Новосибирске. Ромку только прооперировали: скрепили сломанные шейные позвонки титановой пластиной. Помню, зашли с сестрой в реанимацию, а сынуля лысый. Из головы какие-то железяки торчат. Стоим с сестрой и плачем. Реаниматолог увидел: “Это что еще такое? Он же все чувствует!”. Тогда я взяла себя в руки и больше ни одной слезинки при сыне не проронила», – говорит Марина.

Месяц Рома провел в реанимации, потом его перевели в травматологию. Из-за трахеостомы (трубка в горле), которую ему поставили сразу после операции на позвоночнике, он не мог говорить. Родным приходилось записывать его полухрип-полушепот, чтобы понять, что он хочет сказать. Рома чувствовал свою беспомощность, видел, что не может пошевелить ни рукой, ни ногой, и стал уходить в себя. Отказывался от еды. С 80 кг он похудел до 50.

«Он был просто, как скелет. Врачи говорили, что еще полшага – и анорексия. “Я хочу домой! Я там буду есть” – умолял Рома. Психолог советовала не трогать его. Сам справится. И Рома справился. Потихоньку стал просить еду. Через три месяца его стали учить дышать без трубки. Первое, что ему помог сделать врач, – мне позвонить. Я тогда на работе была. Беру мобильный и слышу голос, как у робота: “Мама, здравствуй!”. Что со мной было! Руки аж затряслись, слезы на глазах. “Сынок! Это твой голос!”. Для нас все его мелкие достижения были праздником. Ромка так переживал, что в больнице задержался. По осени нам говорил: “Выпишут – помогу вам с бабой картошку копать!”. А зимой: “Снег же выпал, надо бы почистить!”. Я не спорила. Кивала молча. Понимала, что этого он еще долго сделать не сможет», – говорит Марина.

Рома и сейчас – спустя почти два года после травмы – не может ничего делать сам. Тело скованно. Руки прижаты к груди, ноги согнуты в коленях и не разгибаются. Но чувствительность в конечностях, грудной клетке есть, а значит, есть и шанс на восстановление. К сожалению, в поселке, где живет Рома, реабилитации нет. А бесплатного курса по ОМС в специализированном центре под Новосибирском оказалось недостаточно.

«С каждым днем организм Ромы слабеет, тело костенеет. Дома мы с ним какие-то упражнения делаем, конечно. Но я же не специалист. Боюсь навредить, сломать что-то. Поликлиника нам не предоставила ни массажиста, ни специалиста ЛФК. А новосибирские врачи сказали, что, если конечности не разработать, придется их ломать. А если не ломать – будет Ромка скрюченным всю жизнь. Сын столько перенес, и опять что-то ломать?! Ему и инвалидные коляски выделили – домашнюю и прогулочную, и специальный столик для кормления. Только сидеть Рома сам не может. Держать его приходится. Сыну очень нужна хорошая реабилитация. Сейчас еще коронавирус палки в колеса ставит. Но время-то против нас работает. Нужно что-то делать!» – говорит Марина.

Помочь Роме готовы в реабилитационном центре в Подмосковье. Он научится самостоятельно сидеть, разработает руки и ноги. Но курс реабилитации платный и дорогой. Марина работает воспитателем в детском саду, сына с 6 лет воспитывала одна. Помогите Роме!

Фонд «Правмир» помогает взрослым и детям, нуждающимся в восстановлении нарушенных или утраченных функций после операций, травм, ДТП, несчастных случаев, инсультов и других заболеваний, пройти реабилитацию. Вы можете помочь не только разово, но и подписавшись на регулярное ежемесячное пожертвование в 100, 300, 500 и более рублей.

Наши подопечные благодарны за любое разовое пожертвование. Однако, если вы будете поддерживать фонд на регулярной основе, это позволит нам оперативно оказывать помощь, не дожидаясь пока будет собрана необходимая сумма.

Чтобы оформить регулярное списание, выберите в форме комфортную для себя сумму и выставите движок вправо в позицию «Ежемесячно». Вы сможете изменить или остановить списания в любой момент.

Помочь всем подопечным ("Фонд срочной помощи")

Если возникли проблемы с платежом, пишите на почту: support@fondpravmir.ru
или в WhatsApp

Вы помогли

Помогли

Аноним
1 000 ₽
11 февраля, 10:34
Аноним
1 000 ₽
11 января, 10:34
Наталья
1 000 ₽
22 декабря, 20:37
Аноним - А032
130 ₽
25 ноября, 16:28
Аноним
250 ₽
15 ноября, 15:20
Аноним
2 500 ₽
14 ноября, 12:01
Аноним
1 000 ₽
14 ноября, 12:01
Аноним
500 ₽
14 ноября, 12:01
Аноним
500 ₽
13 ноября, 13:29
Аноним
500 ₽
13 ноября, 13:29
Аноним
500 ₽
11 ноября, 12:00
Аноним
500 ₽
11 ноября, 12:00