«Мама, я буду ходить?» - Благотворительный фонд "Правмир"
Важно быть вместе
Собрано за июль
10 795 157 ₽
Главная>Помощь взрослым и детям в реабилитации после травм в 2019 году>«Мама, я буду ходить?»

«Мама, я буду ходить?»

Ване нужен курс реабилитации.

собрано 100%
Собрано 24 004 588 ₽
Нужно 24 004 588 ₽
Данный сбор проходит в рамках программы «Помощь взрослым и детям в реабилитации после травм в 2019 году».
Если средств будет собрано больше, они пойдут на помощь другим подопечным этой программы.
Сбор завершен
Нужно
472 500 ₽

Лукьянов Иван, 14 лет, с. Илек, Оренбургская обл.
Диагноз: последствия позвоночно-спинномозговой травмы, миелодисплазия (патологические изменения в позвоночном столбе и спинном мозге) на уровне С3-С6 позвонков. Тетраплегия (частичный паралич верхних и нижних конечностей). Нарушение функции тазовых органов.
Собранные средства пойдут на оплату курса реабилитации, который позволит Ване разработать мышцы рук и спины, вернуть подвижность ногам.
Почему не ОМС: курс реабилитации платный.
Сумма сбора: 472 500 рублей.

Обновлено
10 сентября 2020г.

Проходил реабилитацию в РЦ “Три сестры” с 7 октября по 28 октября 2019 года. Благодаря курсу реабилитации Иван научился держать голову без воротника Шанца. У него уменьшились вегетативные реакции при этапной вертикализации, теперь Иван может простоять 30 минут. Мальчик научился переворачиваться с минимальной помощью и начал участвовать в процессе пересаживания.

Картинка, которая у меня стоит перед глазами после разговора с Натальей, мамой Вани: село Илек в Оренбургской области, большой дом и огромный двор с хозяйственными постройками для скотины и птицы. Там 50 голов кур, тут свиньи, тут кролики в невообразимом количестве, здесь козы, а здесь – утки. Наталья сидит и ощипывает уток, потому что в сентябре это надо сделать – на зиму много птицы оставлять не нужно, а сейчас можно уток закоптить и всем раздать – родным, друзьям и врачам вместо благодарности. Наталья ощипывает уток и, чтобы промыть голые тушки, ей нужен жбан с водой, большой такой жбан. Она поворачивается в сторону избы, собирается уже крикнуть и на полуслове себя ловит. В последнее мгновение вместо того, чтоб крикнуть «Ваня!», осекается и закашливается этим криком.

Это привычка, которую она никак не может преодолеть. Ваня и Влад близнецы, но Ваня родился на 4 минуты раньше, он старше и сильнее, поэтому всегда, если нужна была помощь, Наталья звала его. Все эти годы звала. Прошло только несколько месяцев, и Наталья так и не перестроилась, что Ваню звать бесполезно, что он теперь наполовину парализован, на инвалидной коляске, и работает у него только левая рука, да и как работает – едва. И неизвестно, совсем неизвестно, надолго ли все это с Ваней, неужели навсегда? От этих мыслей Наталье становится невозможно как-то, до боли страшно.

Тот день, когда все случилось, она помнит буквально поминутно. И рассказывает быстро-быстро, чтобы долго не вспоминать, наверное. «В октябре они у меня отпросились на улицу в полшестого вечера, а уже в шесть все случилось. Влад позвонил мне. У нас тут рядом, два квартала, есть горка – все так называют “горка”, потому что зимой один мужчина заливает огромную ледяную гору, и дети катаются, – вот Ваня там залез на дерево, видимо, хотел полезть по суку и спрыгнуть, а справа от него сук оборвался, и он упал вниз головой».

Наталья оформляла документы рядом с домом, когда позвонил Влад – тот брат, который родился на 4 минуты позже.
– Мам, Ваня не дышит.
– Что случилось, Влад?
– Он упал с дерева вниз головой и не дышит.
– Где вы находитесь?
– Здесь, где горка, мам, что делать?
– Я уже еду. Ты его переверни и не трогай его, чтоб он задышал, слышишь? Не трогай его. Я еду.

«Мы тут все по селу на велосипедах гоняем, – рассказывает Наталья. – Я вскочила и поехала, а сама стала скорую набирать. Говорю: “У меня ребенок упал, на дерево залез, сын звонил, говорит, что не дышит”. В скорой спрашивают: “куда ехать?”, я говорю: “Вы выезжайте сюда, на баню, где горка была зимой, он там. Я туда тоже еду”. Приехала. Смотрю, Влад стоит, два друга их с Ваней, и Ваня лежит».

Потом уже Наталья увидела у Влада в телефоне, в поисковике, что тот искал на ютюбе: «человек упал с дерева и не дышит что делать». «Конечно, он испугался жутко, – говорит она. – Ваня упал вниз головой, лежал на животе, голова будто подвернута внутрь. Но когда он его перевернул, Ваня задышал и почти сразу пришел в себя». Влад побежал встречать скорую, Наталья сидела с сыном, и Ваня все повторял: «Мама, я буду ходить? Я ничего не чую, я буду ходить?». И она отвечала: «Будешь, сынок, будешь».

«Они ж фильмы смотрят, сериал этот “Склифосовский”, они все знают, – объясняет мне Наталья. – А потом нас на скорую погрузили, привезли сначала в илекскую больницу, сделали рентген шеи и срочно в Оренбург – даже не в детскую больницу, а в травматологию для взрослых, так как травма очень сложная». Операцию Ване начали делать через 6 часов после травмы. «Это, вроде, нормально, – говорит Наталья, – не очень много времени потеряно было». У Вани был взрывной перелом трех шейных позвонков со смещением и повреждением спинного мозга. Оренбургские врачи поставили пластины на место раздробленных позвонков, провели декомпрессию спинного мозга – удалили фрагменты костей, которые сдавливали спинной мозг. Операция прошла успешно. «Нам потом в “Рошаля” сказали: “Мы очень рады, что у вас в глубинке есть такие врачи”», – говорит Наталья.

В больницах Ваня провел полгода. Сначала на ИВЛ, потом с трахеостомической трубкой. В НИИ неотложной детской хирургии и травматологии в Москве Ване сняли трахеостому, начали вертикализировать, сажать на коляску. Сегодня Ваня умеет сидеть, хорошо держит спину и сам переворачивается с боку на бок в кровати. Он может двигать левой рукой, держать банан, например, или огурец, есть чипсы.

Наталья говорит: «Влад и Ваня всегда были очень привязаны друг к другу – братья, близнецы. Пока Ваня был в больницах, Влад чуть сам не заболел – взгляд потух, лицо осунулось. А сейчас они вместе, мне очень повезло, что так – Ваня почти не комплексует, друзей полон дом всегда и сейчас тоже, слышите, девочки пришли к ним, обсуждают что-то. А я вот тут с утками и козами. Тоже, слышите? Мекают?» – и Наталья впервые за наш разговор смеется.

Ване нужна хорошая реабилитация – чувствительность в ногах сохраняется, и когда-нибудь он сможет ходить. Только время терять нельзя. При травмах позвоночника первый год реабилитации – самый важный. Ване могут помочь в подмосковном реабилитационном центре, но денег на оплату восстановительного курса в семье нет. Все средства уходят на платные процедуры в клинике и катетеры, потому что у Вани нарушена мочеиспускательная функция. А весь доход Натальи – две пенсии: по потере кормильца (муж умер три года назад) и по уходу за ребенком-инвалидом. Помогите Ване, пожалуйста.

Фонд «Правмир» помогает взрослым и детям, нуждающимся в восстановлении нарушенных или утраченных функций после операций, травм, ДТП, несчастных случаев, инсультов и других заболеваний, пройти реабилитацию. Ведь это самое важное в любой сложной ситуации – не сдаваться. Вы можете помочь не только разово, но и подписавшись на регулярное ежемесячное пожертвование в 100, 300, 500 и более рублей.

Наши подопечные благодарны за любое разовое пожертвование. Однако, если вы будете поддерживать фонд на регулярной основе, это позволит нам оперативно оказывать помощь, не дожидаясь пока будет собрана необходимая сумма.

Чтобы оформить регулярное списание, выберите в форме комфортную для себя сумму и выставите движок вправо в позицию «Ежемесячно». Вы сможете изменить или остановить списания в любой момент.

Помочь всем подопечным ("Фонд срочной помощи")

Если возникли проблемы с платежом, пишите на почту: support@fondpravmir.ru
или в WhatsApp

Вы помогли