Вы помогли Оларь Геннадию получить лечение - Благотворительный фонд "Правмир"
Важно быть вместе
Собрано за июль
10 795 157 ₽
Главная>Помощь детям и взрослым в борьбе с раком в 2018 году>Вы помогли Оларь Геннадию получить лечение

Вы помогли Оларь Геннадию получить лечение

Геннадий Оларь болен раком желудка, у него сильные боли, он умирает, и ему срочно нужна дорогостоящая квалифицированная помощь, которую невозможно получить по ОМС.

собрано 83%
Собрано 12 508 245 ₽
Нужно 14 909 656 ₽
Данный сбор проходит в рамках программы «Помощь детям и взрослым в борьбе с раком в 2018 году».
Если средств будет собрано больше, они пойдут на помощь другим подопечным этой программы.
Сбор завершен
Нужно
250 000 ₽

Оларь Геннадий, 33 года, живет в г. Москве

Диагноз: Рак гастроэзофагеального перехода и кардинального отдела желудка

33-летний Геннадий Оларь болен раком желудка, у него сильные боли, он умирает, и ему срочно нужна дорогостоящая квалифицированная помощь, которую невозможно получить по ОМС.

Они познакомились осенью 2011 года – в самолете. Обоим было по 27 лет. Он – высокий, худощавый, с темно-русыми волосами. Она – блондинка с зелеными глазами. Он работал в IT-отделе в банке. Она помогала родителям восстановить оказавшийся под угрозой бизнес.

"Он мне сразу не понравился!  Ушастый, носатый. Не знаю, где они с другом болтались, но из-за них задерживали рейс, – рассказывает жена Геннадия Александра. – Я была даже немного рассержена: мы с подругой собрались на отдых, а тут эти два брата-акробата... Их места оказались рядом с нашими.

В самолете мы почти не общались. Они с другом сами по себе, мы с подругой тоже.  Но я слышала, о чем они говорят, над чем смеются. Мне нравились их простота и легкость. Они вызывали доверие. Познакомились мы чуть позже. Ушастого, как оказалось, звали Геной, но друг Сергей называл его "Михалычем".

Мы решили взять машину напрокат и объехать вместе все побережье Франции. Эта спонтанная поездка оказалась лучше, чем любой запланированный тур. Каждый день – море и новые города. Нам было весело!

В одну из последних ночей, когда мы сидели в машине вдвоем, разговаривали, делились взглядами на жизнь, Гена признался: "Я ждал тебя 27 лет! И буду ждать еще – сколько потребуется. Мне плевать, что у тебя есть парень. Он хороший, но он тебе не подходит". Я честно сказала Гене, что он мне не нравится и что мы можем быть только друзьями. "Ну, это пока!" – не сдавался он.

Гена добивался меня девять месяцев. Когда мы вернулись в Москву, он и не собирался отступать. Мы виделись почти каждый день: кино, театр, цирк, выставки, бесконечные букеты цветов. При таком Генином напоре у моего бывшего молодого человека не было шансов. Совсем.

Гена очень честный и открытый человек. Он никогда не возьмет чужого. Как-то на отдыхе нашел крутой смартфон на пляже, разыскал владельца и вернул. Просто так. Без денег и награды. Он часто переводил суммы на лечение какому-нибудь больному ребенку.

Он настоящий профессионал своего дела, всегда в курсе всех новинок – в айти все так быстро меняется. Дополнительно увлекается математикой и астрофизикой, скачивает программы, развивающие мозг. У него действительно большой потенциал. И тут эта страшная болезнь, которая перечеркнула все…".

Чтобы заработать денег на свадьбу, Геннадий оставался на работе допоздна, работал в выходные. Они с Александрой поженились в 2013. Потом наступил кризис. Зарплату сократили, переработки оплачивать перестали. При этом работы прибавилось. Геннадий очень нервничал, начались сильные боли в области живота. Желудок перестал усваивать сначала мясо, потом рыбу. Врачи диагностировали язву желудка.

Но Александра чувствовала, что все гораздо серьезнее: "Я не могла понять, почему Гена весь сжимается, скручивается от боли даже после курса лечения. Знала, что нужно искать причину. Но только через полтора года мне удалось убедить мужа сделать биопсию. В поликлинике, где проходило обследование, наконец-то озвучили диагноз: рак желудка. Верить не хотелось, мы обратились в разные лаборатории, передали результаты биопсии даже в Германию. Но диагноз подтвердился.

У мужа было состояние, как у зомби. Он полностью ушел в себя. Не говорил, что боится. Он вообще не очень разговорчив. Но я знала, что внутри его разъедает страх. У меня от переживаний дергался глаз, но настрой был боевой. Я понимала, что нужно держаться.

Мы обращались за помощью в разные клиники. На обследования, анализы, препараты ушли все деньги, которые у нас были. Гена набрал кредитов. Он старался со всем справиться сам. Мы даже близким не сразу рассказали о болезни. Он не хотел, чтобы они волновались".

Один из курсов лечения оказался неудачным. Болезнь начала прогрессировать. В конце января состояние Геннадия резко ухудшилось. Он перешел на удаленную работу, в банке появлялся редко. Его мучили сильные боли, он быстро уставал от работы.

1 марта у него поднялась температура под сорок, которая держалась несколько дней. Вызвали Скорую. Узнав о диагнозе, госпитализировать Геннадия отказались. Врачи объяснили, что, если нет открытого кровотечения, в больницу везти бесполезно. Нужно обращаться в специализированное медучреждение. Посоветовали вызвать на дом районного онколога. И все это накануне праздника 8 марта – когда районные врачи не работают.

Только 12 марта Геннадий получил направление в городскую онкологическую больницу №62. Он был совсем обессилен, с пожелтевшей кожей. При росте 1 метр 90 сантиметров он весил 40 килограмм. Компьютерная томография впервые за все время болезни выявила метастазы.

Химиотерапию во время желтухи врачи делать не стали – опасно. За три дня они сняли острую фазу болезни и выписали Геннадия. Родным объяснили: у Гены недовес. Прогнозы неутешительные. Нужен курс восстановления. И только потом можно начать непосредственно борьбу с раком.

"У нас было три варианта, – говорит Александра. – Откармливать Гену дома (но из-за сильных болей он не мог ничего есть), обратиться в центр паллиативной помощи или найти хоспис.

Мы обзвонили ряд врачей, съездили на консультации. Поняли, что ни в хосписе, ни в центре паллиативной помощи не делают то, что сейчас нужно Гене. А нужно ему парентеральное питание (когда питательные вещества вводятся внутривенно, в обход желудочно-кишечного тракта), то есть не просто обезболивание и уход.

Такая помощь в ОМС не входит. Нам сказали, что терапия в обычной больнице не поможет, что время против нас, нужно срочно искать тех, кто возьмется помочь Гене – за деньги".

Шанс у Геннадия появился благодаря врачам частной клиники. Но счет сейчас идет на часы. Геннадий в реанимации в бессознательном состоянии. Ему необходимо парентеральное питание, постоянный сбор анализов, рентген, переливание крови, дренирование органов. Возможно, интубирование легких. Все эти процедуры плюс само нахождение в реанимации обойдутся в 500 тысяч рублей. Они могут спасти жизнь Гены.

Вы можете помочь разово, либо оформить ежемесячное пожертвование в 100 и более рублей на программу "Ре-миссия Жить", чтобы Геннадий и другие больные тяжелыми формами рака люди получили шанс остаться в живых, остаться со своими родными и близкими, со временем вернуться к нормальной жизни, не перечеркнув своим уходом все.

Наши подопечные благодарны за любое разовое пожертвование. Однако, если вы будете поддерживать фонд на регулярной основе, это позволит нам оперативно оказывать помощь, не дожидаясь пока будет собрана необходимая сумма.

Чтобы оформить регулярное списание, выберите в форме комфортную для себя сумму и выставите движок вправо в позицию «Ежемесячно». Вы сможете изменить или остановить списания в любой момент.

Помочь всем подопечным ("Фонд срочной помощи")

Если возникли проблемы с платежом, пишите на почту: support@fondpravmir.ru
или в WhatsApp

Вы помогли