Из-за ковида Алихану не успели удалить гепатобластому - Благотворительный фонд "Правмир"
Мы рядом
в трудную минуту
Собрано за октябрь
458 346 ₽
Главная>Помощь детям и взрослым в борьбе с раком в 2021 году>Из-за ковида Алихану не успели удалить гепатобластому

Из-за ковида Алихану не успели удалить гепатобластому

Теперь нужен еще один курс химиотерапии, а их малыш перенес уже четыре

Алихан Алиханов
1 год, 7 месяцев, Узбекистан, г. Фергана
собрано 0%
Собрано 1 600 ₽
Нужно 75 716 534 ₽
Сбор завершен
Диагноз
Гепатобластома (злокачественная опухоль печени, которая развивается из эмбриональной плюрипотентной закладки) с поражением левой доли печени, состояние после комбинированного лечения (4 курса химиотерапии + гормональная терапия)
На что пойдут деньги
Оплата предоперационного курса химиотерапии в НМИЦ онкологии имени Блохина (Москва)
Прогноз
Опухоль уменьшится до операбельных размеров, Алихана подготовят к ее удалению.
Почему не ОМС
Иностранным гражданам помощь оказывается платно
Данный сбор проходит в рамках программы «Помощь детям и взрослым в борьбе с раком в 2021 году».
Обновлено
13 августа 2021г.
Алихан прошел курс ПХТ. Проходит обследование. Родители выражают благодарность всме кто помог.

В свои полтора года Алихан знает всего несколько слов. На трех разных языках. Папу по-узбекски зовет «дада», притом, что тот в основном говорит с ним по-русски. Маму, которая знает только узбекский, называет не «онам», а «мама» – по-русски. 

А вот значения слов «печень», «рак», «химиотерапия», которые в последнее время часто слышит от взрослых, он не знает совсем. Зато понимает, что, если к нему подходит тетя или дядя в белом халате, значит, будет больно. Первое время Алихан отчаянно кричал и плакал при любом их прикосновении – от страха. А сейчас, показывая пальцем на капельницу, повторяет на только ему понятном языке: «Пабабаб! Пабабаб!» И грустно опускает глаза, наблюдая, как медсестра отклеивает на груди пластырь и дезинфицирует катетер. 

Алихан в больнице

Еще полгода назад ничего не предвещало беды. Алихан счастливо жил в небольшом частном доме в самом центре Ферганы – с родителями, бабушкой и дедушкой. Он только-только начал познавать новый, удивительный мир. Научился вставать на ножки, делать первые шаги, держась за мамину или папину руку. Только начал гонять по двору горляшек (так в Фергане называют горлиц) и с восхищенным «ааахх» дергать за ниточки разноцветные гелиевые шарики, привязанные к коляске. И вдруг…

«Я менял ему памперс, смотрю: шишечка на животе. Странно. Потом заметил, что на голодный желудок ее не видно, а на полный она выпирает. Мы с женой сначала подумали, что желудок у сына такой. Особенный. Алихан наш первый ребенок. Мы не знали, что к чему», говорит Санжар.

Ничего определенного про странную шишечку не смогли сказать и в поликлинике, куда Алихана привела на консультацию мама. Там ее просто не заметили. На голодный желудок. Но шишечка стремительно росла, и уже спустя две недели не заметить ее было просто невозможно.

Врач-хирург платной клиники посоветовал срочно делать УЗИ, мультиспиральную компьютерную томографию и сдать анализ на онкомаркеры. Дал направление в Ташкент, в республиканский центр онкологии и гематологии.

Опухоль забрюшинного пространства у Алихана была четко видна на всех снимках. Онкомаркер АФП (альфа-фетопротеин) был выше нормы в 200 раз. Определить тип опухоли помогла биопсия печени. В год и месяц Алихану поставили диагноз «гепатобластома». Оказалось, что злокачественная опухоль поразила не только печень, но и буквально проросла в полую вену.

«Перед первой “химией” я сам побрил сына налысо. По совету знакомого врача. Он сказал нам: “Алихан все равно ничего не поймет. А у вас с супругой не будет стресса, когда у ребенка начнут клочками выпадать волосы”. Но стресс и шок все равно были. Страшно видеть, как твой шустрый, активный маленький сын вдруг становится вялым. За 2 часа его рвет раз 15. И ты ничем не можешь ему в этот момент помочь», говорит Санжар.

Врачи надеялись максимально уменьшить огромную опухоль с помощью химиотерапии, чтобы после оперативным путем удалить то, что останется. За 4 месяца Алихан прошел 4 курса «химии» и гормональную терапию. 

Первые два месяца лечения малышу дались особенно тяжело. Он был так напуган происходящим, что то и дело выдирал проводки капельниц, катетер. Мама пыталась занять сына книжками, игрушками, но его ничего не радовало. Алихану хотелось только одного: поскорее избавиться от всего, что его «привязывает» к больничной кровати, и бежать. В парк – к горляшкам.

Алихан с мамой

Когда полный курс «химии», определенный врачами, закончился, стало понятно, что опухоль в забрюшинном пространстве у Алихана уменьшилась наполовину. И встал вопрос, кто и где в ближайшее время прооперирует ребенка.

«Мне дали понять, что в Ташкенте таких маленьких детей с раком печени раньше не оперировали. Но могут попробовать… А я хотел быть уверен, что все будет хорошо. Это жизнь моего сына. Я отправил в Москву, в центр Блохина, все наши документы, и нас согласились взять на операцию. За деньги», рассказывает Санжар.

Пока родители собирали деньги на поездку в Москву, маленький Алихан в течение 3 недель наслаждался прогулками с бабушкой и дедушкой в парке. Он почти забыл все мучения, которые ему пришлось пережить в больнице. Не знал, что лечение редкой болезни, которая проявляется у одного из миллиона детей до 5 лет и которой не было ни у кого из ближайших родственников и даже знакомых семьи, нужно продолжать.

«Я думал, за три недели сможем все успеть: и операцию сделаем, и реабилитируемся, и домой вернемся. Но сейчас пандемия. В Москву мы смогли прилететь только через месяц после последней “химии” в Ташкенте. Две недели повторно сдавали все анализы. А теперь, оказалось, нужен еще курс закрепляющей “химии” до операции», – говорит Санжар.

Без очередного курса химиотерапии взять Алихана на операцию врачи не смогут. А собрать на него деньги родители малыша уже не в состоянии. Только мы можем помочь ему. Алихану еще столько всего предстоит узнать, столькому научиться!

«Я думал, буду строгим папой, а теперь все ему прощаю. Мне нравится, что Алихан растет смелый. Не боится Бабайку, которым мы его пугаем, когда он капризничает и не хочет спать. Кричит: “Бабака! – и машет рукой, – Заходи!” Если я вдруг за что-то ругаю жену, Алихан ворчит на меня. Мне становится так смешно, что я тут же все забываю. Мне очень жаль, что до болезни сына я мало времени проводил с семьей. Я водитель. Утром уходил на работу, вечером приходил. Малыш уже спал. Даже поиграть с ним не было возможности. Теперь все будет иначе. Только бы сын был здоров», – говорит Санжар.

Фонд «Правмир» помогает онкобольным взрослым и детям получить необходимое лечение. Помочь можете и вы, перечислив любую сумму или подписавшись на регулярное ежемесячное пожертвование в 100, 300, 500 и более рублей.

Помочь всем подопечным ("Фонд срочной помощи")

Если возникли проблемы с платежом, пишите на почту: support@fondpravmir.ru
или в WhatsApp

Сборы данной программы

Вы помогли

Помогли

Сергей
100 ₽
14 августа, 14:47
marat
200 ₽
30 июля, 17:15
Екатерина
100 ₽
21 июля, 10:21
Юлия
150 ₽
08 июля, 11:56
marat
200 ₽
30 июня, 17:15
олег
150 ₽
28 мая, 22:30
marat
200 ₽
28 мая, 17:14
Саша
500 ₽
21 апреля, 13:19
Аноним
3 000 ₽
30 декабря, 17:58
Анастасия
300 ₽
30 декабря, 08:29
Екатерина
150 ₽
29 декабря, 21:54
Татьяна
500 ₽
29 декабря, 20:04