Федор пытался что-то сказать, но у него не получалось, сестра прочла по губам: «Я умираю…» - Благотворительный фонд "Правмир"
Мы рядом
в трудную минуту
Собрано за сентябрь
42 753 833 ₽
Главная>Помощь взрослым и детям в реабилитации после травм>Федор пытался что-то сказать, но у него не получалось, сестра прочла по губам: «Я умираю…»

Федор пытался что-то сказать, но у него не получалось, сестра прочла по губам: «Я умираю…»

Федор пытался что-то сказать, но у него не получалось, сестра прочла по губам: «Я умираю…»
Федор пытался что-то сказать, но у него не получалось, сестра прочла по губам: «Я умираю…»

Федоров Федор
22 года, Смоленская область, д. Новое Село
Нужно 649 565 ₽
Диагноз
Последствия перенесенной позвоночно-спинномозговой травмы
На что пойдут деньги
Курс реабилитации в РЦ «Три сестры»
Прогноз
У Федора заживут пролежни, он окрепнет, наберет вес
Почему не ОМС
Реабилитации по ОМС недостаточно
Данный сбор проходит в рамках программы «Помощь взрослым и детям в реабилитации после травм».
Участвуя в данном сборе вы также помогаете Шапошниковой Виктории, Куляшову Максиму, Ковешниковой Анастасии.
собрано 82 681 762 ₽
нужно 208 343 945 ₽
Федоров Федор

Федя до аварии

 Это было 19 мая 2022 года. Федор видел все, как в замедленной съемке: машину резко выбросило с дороги (как оказалось потом, лопнуло колесо), перевернуло, занесло в овраг и с силой стукнуло о дерево. Удар пришелся на заднее сиденье. Там и сидел Федор.

«Я совершенно не чувствую ног», — сказал он врачам скорой, которую вызвал приятель, находившийся за рулем (он отделался ушибами). 

Скорая привезла пострадавшего в больницу Вязьмы, туда же приехала и старшая сестра Федора Юлия. После оказания первой помощи молодого человека направили в Смоленск. 

«Юля, пожалуйста, езжай со мной», — попросил Федор Юлию, как будто предчувствуя, что не скоро увидится с родными. Но в реанимобиль посторонним нельзя, так что в Смоленске Юлия оказалась только следующим утром, но к брату уже не пускали.  24 мая Федору должны были делать операцию, но у него открылось желудочное кровотечение, и ее отменили.

«Давайте мы перевезем Федора в Москву, и пусть уже там оперируют», — предложила Юлия врачу. «Нет, если начнете перевозить, состояние ухудшится. Его нельзя трогать. У нас здесь тоже хорошие специалисты, мы делаем все то же самое, что сделают и в Москве», — обиженно сказал врач. 

В больнице

Сестры Федора Юля и Полина постоянно были на связи с больницей, возили брату памперсы, салфетки. Они постоянно спрашивали, когда же можно будет увидеть Федю, но слышали одно и то же: «К нему нельзя». 

Федору сначала сделали одну операцию, на шейном отделе позвоночника, потому другую. Однажды на ежедневный вопрос о Федоре врач ответила: «Состояние тяжелое, а как вы хотите после операции?»

Но с каждым днем Федору становилось всё хуже. «Мне наконец сказали, что у брата образовались пролежни. Как потом мы увидим, ужасные пролежни. У него начался тромбоз, и надо было привезти эластичные бинты, специальные крема», — вспоминает Юлия. 

Юлия опасалась худшего и позвонила заведующей отделения, чтобы ей с сестрой разрешили увидеть брата. В больнице пройти к Федору разрешили только одной сестре. Когда Юля увидела Федю, она ужаснулась. Он был истощен — с 70 кг похудел до 34. Лежал совсем без сил… 

Юлия почему-то вспомнила, как увидела Федора впервые, когда его только принесли из роддома — маленького, такого уязвимого. Ей, двенадцатилетней, хотелось уберечь его от всех бед. Может быть, вспомнила потому, что сейчас он был еще более уязвим и по-настоящему нуждался в ее защите…

Федор что-то пытался сказать, но от слабости у него не получалось. Юлия всматривалась в его губы и наконец поняла: «Я умираю…»

«Нет уж, братишка, даже не думай, ты должен жить. Мы тебя отсюда вытащим», — сказала старшая сестра как можно уверенней, изо всех пытаясь унять колотившую ее дрожь. 

Только выйдя из палаты, Юлия позволила себе разрыдаться, не могла она успокоиться и в кабинете заведующей, где постоянно повторяла: «Разрешите забрать брата в Москву!» «Нельзя, не прошло еще 19 дней со дня операции. Да и что там, в Москве? Только стены другие, а лечение то же», — слышала она в ответ. «Он не доживет!» — уже не плакала, а кричала Юлия. 

Она твердо решила не оставлять брата. Семья подключила родственников, знакомых, искали, какая из московских больниц примет Федора. Но сначала нужна была выписка, чтобы рассылать ее в медицинские учреждения. 

«Выписку дать не могу, Федор не транспортабелен, вы его не довезете, — говорила врач и запугивала, запугивала последствиями». «У вас что, нет близких, брата, сестры? Вы почему меня не понимаете? Если вы будете препятствовать, мы обращаемся в прокуратуру», — сказала Юлия, и этот аргумент подействовал. Выписка была на руках. 

Документы разослали по московским больницам, Федю согласилась принять только Юсуповская. Сестры нашли реанимобиль, на котором Федора довезли до больницы. Чтобы расплатиться за перевозку и за лечение в частной клинике, деньги брали в долг у знакомых.

«Мы теперь с Полиной долги будем отдавать до конца жизни, — говорит Юлия. — Но это ерунда, лишь бы брат жил».

Федю привезли в больницу с серьезным воспалительным процессом в легких… «Московские врачи удивлялись, как за короткое время можно было довести пациента до такого состояния, до таких пролежней, — рассказывает Юлия. — А мы понимали, что спасли брата в последний момент. И меня мучает чувство вины, что я сразу не настояла на транспортировке, послушалась медиков из смоленской больницы». 

В Москве Федор очень боялся оставаться один: слишком долго он лежал безо всякого присмотра. Несколько пациентов умерли у него на глазах… 

В первую же неделю состояние Федора ощутимо улучшилось, его перевели в другую больницу, не такую дорогую. Сейчас парня сняли с аппарата ИВЛ, он начал есть сам, а не с помощью шприца, и уже сидит в коляске. Вообще он трудится изо всех сил — учится все делать вновь: удерживать баланс, двигать руками, жевать.

Врачи говорят, что реабилитационный потенциал у молодого человека хороший. Сейчас главное активно восстанавливаться: вылечить оставшиеся пролежни, набрать вес, укрепить моторику рук. Семья надеется, что Федор однажды вернется к нормальной жизни. Но для всего этого нужна грамотная медицинская реабилитация и наша помощь. Родственникам Федора без нас уже не справиться. 

Фонд «Правмир» помогает взрослым и детям, нуждающимся в восстановлении нарушенных или утраченных функций после операций, травм, ДТП, несчастных случаев, инсультов и других заболеваний, пройти реабилитацию. Вы можете помочь не только разово, но и подписавшись на регулярное ежемесячное пожертвование в 100, 300, 500 и более рублей.

Помочь Федорову Федору

Если возникли проблемы с платежом, пишите на почту: support@fondpravmir.ru
или в WhatsApp
Помогли
Аноним
100 ₽
29 сентября, 07:56
Андрей
300 ₽
29 сентября, 07:34
Андрей
300 ₽
29 сентября, 07:32
Аноним
150 ₽
29 сентября, 07:12
Dmitry
3 000 ₽
29 сентября, 07:04
Аноним
150 ₽
29 сентября, 06:55
Аноним
150 ₽
29 сентября, 06:48
Татьяна
500 ₽
29 сентября, 06:12
Аноним
500 ₽
29 сентября, 03:35
Юлия
500 ₽
29 сентября, 01:56
Аноним
1 000 ₽
29 сентября, 01:36
Наташа
2 500 ₽
29 сентября, 01:25
Вы помогли
Коллеги чуть не залечили доктора до смерти
Из-за неверного диагноза у Дениса начался сепсис, гнойная инфекция дошла до сердца и мозга
Настя упала с высоты собственного роста и сломала позвоночник
Насте нужно укрепить мышцы плечевого пояса, чтобы самостоятельно переворачиваться в кровати
Елена упала с лестницы и сломала шею
У Елены сохраняется слабость в руках, ноги не двигаются, девушке нужен еще один курс реабилитации
Из четырех молодых людей в ДТП пострадал только Саша
Благодаря реабилитации Александр научился  есть адаптивной вилкой, но навыки самообслуживания надо расширять
У Нурмагомеда диагностировали миелит
После лечения молодой человек нуждается в реабилитации, чтобы восстановить утраченные навыки