Вы спасли сердце Тарасенко Натальи - Благотворительный фонд "Правмир"
Важно быть вместе
Собрано за июль
10 795 157 ₽
Главная>Помощь детям и взрослым с болезнями сердца в 2018 году>Вы спасли сердце Тарасенко Натальи

Вы спасли сердце Тарасенко Натальи

У Натальи больное сердце, дефект межпредсердной перегородки. Ей необходима помощь в покупке и установке окклюдера, который сможет закрыть "дырку" в сердце.

собрано 82%
Собрано 6 758 138 ₽
Нужно 8 165 057 ₽
Данный сбор проходит в рамках программы «Помощь детям и взрослым с болезнями сердца в 2018 году».
Если средств будет собрано больше, они пойдут на помощь другим подопечным этой программы.
Сбор завершен
Нужно
251 500 ₽

Тарасенко Наталья, 46 лет, живёт в Москве

Диагноз: Дефект межпредсердной перегородки

– Отверстие в сердце, и оно увеличивается, – врач внимательно смотрит на Наталью, – Почему? Порок врожденный, не приобретенный, почему именно сейчас?.. Не понятно. Вы не волновались сильно? Стрессы?

Наталья задумывается. Что из происходящего ежедневно в ее, социального педагога Натальи Тарасенко, жизни можно назвать стрессом? Вот, пару дней назад поехали с классным руководителем к девочке – ее не было в школе несколько недель. В комнате стоит горький запах сигарет и немытого тела. Девочка, ей пятнадцать, лежит на кровати, уткнувшись в подушку лицом. Чтоб никого не видеть. Вокруг нее, прямо на простыне, валяются окурки, грязное белье, прокладки. Классный руководитель начинает кричать: "Так нельзя, надо учиться, ты запустила себя!" Девочка поднимает голову и говорит спокойно: "Можно, я не хочу жить, уйдите". И тогда Наталья просит классную выйти за дверь, садится и разговаривает с ребенком. На следующий день девочка возвращается в школу. "Она просто очень одинокая", – рассказывает Наталья. – Никому не нужна". Мама? А что мама… она тоже не знает, что делать: "Дочь мне хамит, с ней невозможно разговаривать". Одинокие, обе.

– Нет, вроде не было стрессов в последнее время, все как обычно, – говорит Наталья врачу.

– Нагрузки?

Нагрузки… Какие были нагрузки? Несколько дней гонялась за мальчишкой, сбежавшим из дома. Позвонили: "Наташ, выручай. Родители узбеки, пропал сын, но в полицию не пойдут, документов нет, ты же понимаешь". Наташа выручила. Написала заявление в полицию, пошла к родителям. Потом отправилась на поиски сама. Пару дней было так: он прятался, пока она его не находила, а чуть завидев Наталью – убегал. Наконец встретились в продуктовом магазине – мальчишка грелся, на улице-то мороз. Когда заметил ее, начал носиться между стеллажами с продуктами. Наталья как-то изловчилась и, на секунду догнав его, успела крикнуть: "Слушай, хватит от меня бегать, а? Давай поговорим?" Постояли, отдышались. Домой шли вместе.

"Ему было тяжело сделать первый шаг, – рассуждает Наталья. – Но я не понимаю того, что сказала мне его мама, когда я к ней пришла. "Я на него забила. Он скрытный, ничего мне не рассказывает, некогда мне". Забила, представляете? Ну да, трудный возраст, но "забила"… Эти дети – моя боль.

– Нет, никаких особых нагрузок не было, – говорит Наталья врачу.

– Может, пугались резко?

Наталья прикрывает глаза и вспоминает те несколько моментов, когда ей становилось действительно страшно. Многие ребята в районе, где она работает, находятся в "группе риска". Про нескольких подростков она знает точно: принимают. И таблетки – транквилизаторы, которые выписывают по болезни, и наркотики. При встрече с пятнадцатилетним подростком в школьном кабинете сначала все идет нормально, а потом она вдруг видит, как меняются его глаза: "Как будто черная пелена опускается". И в этот момент, в эту возникшую паузу она не знает, что он сделает в следующую секунду...

– Все как обычно, – отвечает Наталья врачу, – ничего нового.

Ну а что, если работа такая? Что-то происходит каждый день. Дети сбегают из дома, ругаются с родителями и учителями, пропускают уроки неделями, бродят по городу по ночам, курят, пьют... Да мало ли "приключений" у подростков. К этому "марафону", конечно, нельзя привыкнуть, но и необычной свою жизнь Наталья назвать не может. Работа такая.

"Каждый месяц, в последнюю неделю, я думаю, что все брошу, – рассказывает Наталья. – И каждый раз, с наступлением нового месяца, возвращаюсь обратно. Наверное, следовало научиться абстрагироваться, не пропускать все через себя, но я не смогла. И я не могу бросить их – детей".

Этот диагноз, дефект межпредсердной перегородки, застиг Наталью врасплох. Потому что повод "все бросить" теперь, кажется, действительно появился. Отверстие в сердце растет, и с каждым днем работать в привычном ритме ей будет все тяжелее.

Она замечала эти "звоночки" в последнее время все чаще: вдруг темнело в глазах, становилось нечем дышать, еще немного – и обморок. Плюс постоянная одышка и повышенное давление. Теперь оказалось, что это кровь неправильно забрасывается через отверстие из левых отделов сердца в правые, и происходит перегрузка.

– Если сейчас вы не сделаете операцию, – врач строго смотрит на Наталью, – сердце может не выдержать. Медлить нельзя.

И Наталья соглашается – куда медлить-то, когда у нее опять один мальчик "из трудных" в школу не ходит – надо идти вызволять. Там родители пьют беспробудно, придется с полицией идти, а то совсем страшно. И несколько ребят должны прийти поговорить – нельзя не встретиться. "Я для них друг – это очень ценно", – говорит Наталья.

Но только… где взять денег на операцию? Что операция будет непростая, Наталье сказали сразу после УЗИ. Да и потом три врача еще несколько часов обсуждали, как эту операцию можно провести – слишком сложный случай. И вот теперь вердикт: нужно 251 500 рублей. На приобретение и установку окклюдера – устройства, которое закроет дефект в сердце. У Натальи двое детей, девочки, одна в институте, другая шестиклашка, муж работает на Скорой. Даже если они будут копить год – ничего не выйдет, не накопят, а тут: «медлить нельзя» и «сложный случай».

Наталья выходит из кабинета врача – она обещала подумать. Это ложь, конечно, думай-не думай, ничего не изменится. Надо будет прийти домой, рассказать мужу, потом аккуратно девочкам. И жить и работать, как раньше. Ничего бросать она не будет. Пока будут силы, пока сердце не встанет. Потому что денег спасти себя у Натальи нет.

Наш Фонд помогает взрослым и детям с врожденными и приобретенными пороками сердца в рамках программы «Путь к сердцу». Вы можете помочь сейчас, перечислив какую-то сумму, или подписаться на регулярную помощь программе. Это очень важное дело – спасти сердце Натальи. Большое сердце, которое умеет любить любых детей, даже трудных, даже тех, на которых "забили" родители. Дело многих жизней.

Наши подопечные благодарны за любое разовое пожертвование. Однако, если вы будете поддерживать фонд на регулярной основе, это позволит нам оперативно оказывать помощь, не дожидаясь пока будет собрана необходимая сумма.

Чтобы оформить регулярное списание, выберите в форме комфортную для себя сумму и выставите движок вправо в позицию «Ежемесячно». Вы сможете изменить или остановить списания в любой момент.

Помочь всем подопечным ("Фонд срочной помощи")

Если возникли проблемы с платежом, пишите на почту: support@fondpravmir.ru
или в WhatsApp

Вы помогли