Тер-Арутюнянц Елене поставят диагноз - Благотворительный фонд "Правмир"
Важно быть вместе
Собрано за июнь
11 271 805 ₽
Главная>Проведение генетических анализов для установки диагноза в 2018 году>Тер-Арутюнянц Елене поставят диагноз

Тер-Арутюнянц Елене поставят диагноз

У Елены Николаевны резко начало ухудшаться здоровье, тело перестало слушаться, а речь сильно нарушена. Ей необходимо генетическое исследование для постановки диагноза, чтобы врачи смогли назначить лечение.

собрано 100%
Собрано 3 162 156 ₽
Нужно 3 162 156 ₽
Если средств будет собрано больше, они пойдут на помощь другим подопечным этой программы.
Сбор завершен
Нужно
44 990 ₽

Тер-Арутюнянц Елена Николаевна, 64 года. живёт в г. Москва

Диагноз: нет

С каждым днем речь Елены Николаевны становится все хуже, а движения все скованнее. Ей всего 64, но помочь невестке с тремя детьми она уже не может: левая часть туловища ее почти не слушается. Тут уж не до игры с внуками – старшими близнецами и младшим трехлеткой. Речь идет о том, чтобы самой себя обслужить, да и это с каждым месяцем все труднее. В последнее время заметно ухудшились координация и артикуляция. Речь звучит механически, как у робота: каждый слог Елена Николаевна произносит отдельно, как будто читает по слогам. Очень медленно, с усилием, но при этом связно и даже литературно она пытается рассказать, что с ней происходит. Основные нарушения внешние, физические. Сознание пока остается ясным, и ей приходится как бы со стороны наблюдать за тем, как разрушается ее тело, теряются элементарные навыки.  "Я хо-жу по-ша-ты-ва-ясь, нет ни-ка-кой у-стой-чи-во-сти, – печально выдавливает она из себя слова, – ка-ча-ет, как лод-ку в бу-рю".

Другие симптомы заболевания – нарушение сна. Каждую ночь Елена Николаевна засыпает только под утро и тут же просыпается от навязчивого кошмара: ее близкие попали в яму, а протянуть руку и вытащить их она не может. К сожалению, сон почти стал явью, и длится это уже почти два года, за которые единственный сын Елены Николаевны обошел с мамой всех возможных врачей.

Были в районной поликлинике. У терапевта, невролога, геронтолога, ортопеда и эндокринолога. У нее брали самый разный биоматериал, делали сложные виды анализов, потом теряли результаты, потом переделывали и… так ничего и не нашли.

"По О-М-С в боль-ни-цу не кла-дут, – старательно объясняет Елена Николаевна. – А в по-ли-кли-ни-ке раз-во-дят ру-ка-ми и по-мочь ни-чем не мо-гут, про-пи-сы-ва-ют таб-лет-ки, а о-ни сов-сем не по-мо-га-ют".

Они с сыном были и в Боткинской больнице у профессора. Но что значит "были"? Даже сам этот визит дался ей непросто. Елена Николаевна почти не двигается. Трудно ходить, спуститься или подняться по лестнице – "целая история". Сын возил, но… сложно, дорого, нервно.  А диагноза опять нет. Следующий шаг – диагностический тест на генетические отклонения – полный клинический анализ экзома. Точный диагноз даст возможность назначить лечение. Правильно назначенное лечение – это уже большой шаг к выздоровлению.

Впереди у Елены Николаевны могут быть еще 20-30 лет полноценной жизни, или медленное, мучительное угасание – год, два, три… Все больше беспомощности, все больше страха, одиночества и отчаяния.

Во всем мире женщины в этом возрасте еще живут активной жизнью и не только нянчат внуков, но и выходят замуж, занимаются спортом, йогой и самопознанием, строят карьеру, путешествуют, поддерживают хорошую физическую форму, строят планы на будущее. Баллотировавшейся в президенты США Хилари Клинтон 70 лет. Жене президента Франции Брижит Мари Клод – столько же, сколько Елене Николаевне.  Сравнив их фотографии, невозможно поверить в то, что эти женщины – ровесницы. При этом у Брижит еще и молодой муж, младше ее на 24 года. Маргарет Тетчер было 65 лет, когда она ушла с поста премьер-министра Великобритании. Этот список можно продолжать до бесконечности.

Всю жизнь Елена Николаевна работала от заката до рассвета. По профессии она инженер. Работы было так много, что времени на досуг почти не оставалось. Увлечений и хобби у нее нет. Она не может назвать какого-либо другого любимого дела, кроме заботы о семье и работы. Общепринятая социальная функция женщины на пенсии в России – нянчить внуков и вести хозяйство, помогая детям. Елена Николаевна не умеет просить о помощи, наоборот, она привыкла сама быть ее источником. Привыкла приносить пользу, а не ложиться "тяжким грузом" на детей. Но сейчас как помощник она бесполезна, а как человек – беспомощна. Если она сляжет, ухаживать за ней некому. Муж – инвалид II группы – болен Паркинсоном. Сын помогает, как может, но на нем тоже большой груз ответственности и забот – жена и трое маленьких детей, а теперь еще и двое больных родителей.

Елена Николаевна мечтает, что после постановки диагноза и начала лечения сможет поехать на дачу и повозиться в саду (единственная радость, помимо семьи), а также что с внуками получится видеться чаще, не только за праздничным столом.

Она радуется, что все-таки, хоть и очень плохо, но пока она может передвигаться сама. От мысли об инвалидной коляске начинает плакать. Стоимость диагностического теста составляет 44 990 рублей. Это цена надежды Елены Николаевны на выздоровление. Поможем ей вместе.

Наши подопечные благодарны за любое разовое пожертвование. Однако, если вы будете поддерживать фонд на регулярной основе, это позволит нам оперативно оказывать помощь, не дожидаясь пока будет собрана необходимая сумма.

Чтобы оформить регулярное списание, выберите в форме комфортную для себя сумму и выставите движок вправо в позицию «Ежемесячно». Вы сможете изменить или остановить списания в любой момент.

Помочь всем подопечным ("Фонд срочной помощи")

Если возникли проблемы с платежом, пишите на почту: support@fondpravmir.ru
или в WhatsApp

Вы помогли

Помогли

Аноним
300 ₽
17 декабря, 19:35
Аноним
300 ₽
17 ноября, 19:36
Аноним
300 ₽
17 октября, 19:36
Аноним
300 ₽
17 сентября, 19:36
Аноним
300 ₽
17 августа, 19:36
Аноним
300 ₽
17 июля, 19:37
Юлия
100 ₽
01 июля, 12:45
Аноним
300 ₽
17 июня, 19:36
Юлия
100 ₽
03 июня, 12:50
Екатерина
6 000 ₽
20 мая, 20:38
Аноним
300 ₽
17 мая, 19:37
Юлия
100 ₽
01 мая, 12:47