После удаления опухоли у Богдана приступы с потерей сознания - Благотворительный фонд "Правмир"
Важно быть вместе
Собрано за июнь
5 461 005 ₽
Главная>Помощь детям и взрослым в борьбе с раком в 2020 году>После удаления опухоли у Богдана приступы с потерей сознания

После удаления опухоли у Богдана приступы с потерей сознания

Нужен курс протонной терапии.

собрано 82%
Собрано 16 779 988 ₽
Нужно 20 453 000 ₽
Данный сбор проходит в рамках программы «Помощь детям и взрослым в борьбе с раком в 2020 году».
Если средств будет собрано больше, они пойдут на помощь другим подопечным этой программы.
Сбор завершен
Нужно
2 486 000 ₽

Соломченко Богдан, 2 года, Казахстан, г. Щучинск
Диагноз: цервико-медуллярная астроцитома – опухоль ствола головного мозга.
Собранные средства пойдут на оплату курса протонной терапии, чтобы остановить рост опухоли.
Почему не ОМС: Богдан – гражданин Казахстана. В Казахстане такое лечение не проводят. Лечение в России для Богдана платное.
Сумма сбора: 2 486 000 рублей.

Владимир – продавец на рынке. Он рассказывает мне, как в небольшом городе Щучинске, в Казахстане, продает авто аксессуары – всякие «штуки» для автомобилей, начиная от деталей и заканчивая фонариком – вдруг пригодится. В будний день народу на рынке мало, а покупателей-автомобилистов еще меньше, но Владимир все равно сидит за прилавком – единственный кормилец, надо работать. Мыслями он все время дома, с семьей. Когда болеет ребенок, младший сын, отвлечься почти не получается: как он там, как самочувствие, как спал, как поел, нет ли ухудшений?

К середине дня, к обеду, на рынке становится чуть более оживленно, и бывает, что на несколько минут Владимир забывается, увлекается суетой, разговорами с покупателями. Он большой, крепкий, немного неуклюжий, ему становится жарко от движений и весело от общения с людьми. «А потом, – говорит Владимир, – я слышу телефонный звонок. И понимаю, что дома опять что-то случилось». И все исчезает: люди, рынок, шум разговоров. Владимир кидается к телефону, нажимает на экран, спрашивает тревожно: «Что, опять?». «Опять, – отвечает жена. – Приезжай, пожалуйста. Я не могу ничего сделать, приезжай!».

Дома Богдан, двухлетний сын Владимира, заходится в плаче, до посинения, до обморока. Володя хватает сына на руки, качает, успокаивает, шепчет что-то. Столько нежности и ласки, что Богдан плачет все меньше, реже вскрикивает, наконец совсем затихает: «Не уходи, папа».

Эти приступы с плачем и потерей сознания у Богдана начались недавно, после первой операции, когда врачи выявили у мальчика опухоль головного мозга. Тогда в реанимации с Богданом лежал именно папа – Наташа боялась, что не сможет вовремя и правильно помочь, а Владимир во время приступов действовал четко и быстро. Теперь Богдан не может без папы, он словно прирос к этим рукам, так часто качающим его, – не оторваться. «Папа, не уходи». «Не уйду, малыш».

Лучшие врачи Казахстана несколько месяцев разгадывали симптомы болезни Богдана, как ребус. Цервико-медуллярная астроцитома – опухоль ствола головного мозга – проявляла себя необычно. Богдан с трех месяцев мучился от приступов рвоты и проблем с желудком, худел и слабел на глазах. Несколько раз ему делали УЗИ и гастроскопию, писали в карте самые фантастические диагнозы – от муковисцидоза до пилоростеноза. Но никакое лечение не помогало, мальчику становилось все хуже и хуже.

Наконец в Омске, в одной из клиник родителям посоветовали показать сына неврологу. И невролог сразу задал несколько точных вопросов:
– Мальчик поперхивается?
– Да.
– Замечаете шаткость походки?
– Да.
– Рвота есть?
– Есть.
– Сделайте МРТ головного мозга.

Владимир помнит, что еще пытался сопротивляться, спорить – уставший, отчаявшийся, он принял совет доктора за очередное выкачивание денег на очередной бессмысленный анализ. Но МРТ Богдану все же сделали и поставили диагноз: опухоль ствола головного мозга.

Владимир говорит, что в те дни к ужасу от самого диагноза присоединился ужас от прогнозов врачей. Они с женой думали: теперь-то Богдану помогут, начнут лечить. А врачи сказали: «Мальчику нужна экстренная операция, но здесь, в Омске, мы ее делать не будем. Потому что ваш сын операцию вряд ли перенесет. Возвращайтесь в Казахстан, по крайней мере, там у вас не будет проблем с транспортировкой тела».

На родине операцию по удалению опухоли тоже делать не стали, только вскрыли черепную коробку и взяли опухоль на биопсию. Местные врачи обещали, что опухоль вряд ли будет расти, так что пока надо просто наблюдаться и делать МРТ раз в три месяца.

Богдан очень тяжело перенес даже эту небольшую операцию. Именно тогда у него начались приступы с плачем до посинения, до потери сознания. Несколько раз в день. Наталья при этих приступах совершенно терялась, сама плакала от страха, как ребенок, заботу о сыне взял на себя Владимир. Бежал с сыном на руках к врачам, ждал, пока откачают, помогут, опять бежал. Он же научил сына заново глотать пищу и пить воду – потихоньку, из шприца, раскармливал Богдана, как грудного младенца. Каждый день, по нескольку часов.

Но, несмотря на обещания врачей, рост опухоли все же начался. Тогда родители решили везти ребенка в Москву. Но что такое «решили» – откуда деньги на платное лечение у продавца автозапчастей на рынке, да еще работающего неполный день? Два месяца они собирали деньги. Помогли жители города, знакомые и незнакомые люди, родственники, друзья. Потом подключился фонд «Подари жизнь». Наконец Богдан поехал в Москву, где пережил сложнейшую операцию по удалению опухоли. И опять Владимир был все время рядом, на подхвате, нежнейшей сиделкой для своего двухлетнего сына.

Они думали, все страшное позади – приехали домой, через три месяца МРТ показала, что опухоли нет. Осталась только переходная зона. Начали потихоньку возвращаться к обычной жизни, налаживать заново дела, работать, отдавать долги, «расправлять плечи». Богдан тоже повеселел, вот только эти приступы с плачем и потерей сознания не проходили, случались почти каждый день. И только это тревожило и пугало Владимира: неужели опухоль все же осталась, там, в переходной зоне?

Через полгода на очередном обследовании Владимир понял, что боялся не зря: МРТ выявила увеличение остатков опухоли. Сейчас у Богдана только один шанс на уничтожение рака: протонная терапия. Это метод радиационной медицины, при котором протоны (положительно заряженные частицы) точно и локально облучают опухоль с минимальным воздействием на окружающие ткани. Но в Казахстане протонную терапию не делают, значит, нужно снова ехать в Россию – Богдану готовы помочь в Санкт-Петербурге. Если будут деньги, очень много денег – два с половиной миллиона рублей.

Владимир сидит на рынке в маленьком городе Щучинске. С утра народу мало, почти никто не подходит к его прилавку, почти никто не замечает, как он прикрывает полные слез глаза рукой – два с половиной миллиона, или опухоль в голове его сына снова вырастет. Почти никто не знает о его горе. Только мы. Помогите, пожалуйста.

Фонд «Правмир» помогает онкобольным взрослым и детям получить необходимое лечение. Помочь можете и вы, перечислив любую сумму или подписавшись на регулярное ежемесячное пожертвование в 100, 300, 500 и более рублей.

Наши подопечные благодарны за любое разовое пожертвование. Однако, если вы будете поддерживать фонд на регулярной основе, это позволит нам оперативно оказывать помощь, не дожидаясь пока будет собрана необходимая сумма.

Чтобы оформить регулярное списание, выберите в форме комфортную для себя сумму и выставите движок вправо в позицию «Ежемесячно». Вы сможете изменить или остановить списания в любой момент.

Помочь всем подопечным ("Фонд срочной помощи")

Если возникли проблемы с платежом, пишите на почту: support@fondpravmir.ru
или в WhatsApp

Вы помогли

Помогли

Екатерина
200 ₽
19 декабря, 10:01
Галина
300 ₽
02 декабря, 06:37
Екатерина
200 ₽
19 ноября, 10:01
Галина
300 ₽
02 ноября, 06:36
Екатерина
200 ₽
19 октября, 10:01
Галина
300 ₽
02 октября, 06:36
Галина
300 ₽
02 сентября, 06:36
Галина
300 ₽
02 августа, 06:36
Галина
300 ₽
02 июля, 06:36
Андрей
100 ₽
30 июня, 08:05
Надежда
1 000 ₽
12 июня, 13:49
Галина
300 ₽
02 марта, 06:37