Юдакова Кристина: Когда кардиолог сказала мне о скорой смерти, я не зарыдала - Благотворительный фонд "Правмир"
Важно быть вместе
Собрано за июнь
5 461 005 ₽
Главная>Помощь детям и взрослым с болезнями сердца в 2018 году>Юдакова Кристина: Когда кардиолог сказала мне о скорой смерти, я не зарыдала

Юдакова Кристина: Когда кардиолог сказала мне о скорой смерти, я не зарыдала

собрано 82%
Собрано 6 758 138 ₽
Нужно 8 165 057 ₽
Данный сбор проходит в рамках программы «Помощь детям и взрослым с болезнями сердца в 2018 году».
Если средств будет собрано больше, они пойдут на помощь другим подопечным этой программы.
Сбор завершен
Нужно
253 500 ₽
Автор: Мария Строганова
У Кристины дефект межпредсердной перегородки. Врач сказал готовиться ко всему, ситуация и правда критическая: отверстие в сердце растет. Однако Кристине поможет срочная операция и ваша помощь.
Когда кардиолог сказала мне о скорой смерти, я не зарыдала
Кристина с сыном

Не переживай, ты скоро умрешь

– И кардиолог мне говорит: «Давайте будем откровенны, вам же не пять лет и не пятнадцать – у вас перспектив вообще никаких». Я говорю: «В смысле – “никаких”?» – «Ну, люди с пороком сердца доживают до 30-40 лет, а потом все плохо кончается: или тромбоз, или инфаркт, или инсульт. Вы должны понимать, вы же не маленький ребенок. Я вас не пугаю, просто вы должны быть готовы ко всему».

Кристина начинает смеяться, и дыхание перехватывает. Она несколько секунд молчит, чтобы отдышаться.

Одышка, нехватка кислорода – один из симптомов прогрессирующего порока сердца. Это дефект межпредсердной перегородки – между правым и левым предсердием есть отверстие, через которое кровь из левых отделов сердца забрасывается в правые. Происходит перегрузка правых отделов и малого круга кровообращения, работа сердца из-за разности давления в предсердиях нарушается.

Отверстие в сердце Кристины уже расширилось настолько, что она не может долго говорить, не задыхаясь. Или вот смеяться, например.

– То есть я должна быть готова к тому, что не сегодня-завтра умру от инфаркта. Мне говорят, что я могу не дожить до 30, а мне уже 29 почти. В общем: «Ты не переживай, но ты скоро умрешь». А потом, когда я уже собиралась уходить, она мне говорит: «Ну, вы потом зайдите, расскажите, чем все закончилось». Это что, сериал какой-то, что я должна вернуться и рассказать?

Больное сердце в планы не входило

Кристина, худенькая красавица с огромными карими глазами и длинными каштановыми волосами, снова смеется и снова молчит. Мы так и разговариваем, с паузами, будто перебежками.

Про свой диагноз Кристина узнала три месяца назад. Низкое давление, головокружения, тошнота – все это появилось уже два года назад, но свое плохое самочувствие она списывала на стрессовую обстановку на работе, а когда родила ребенка – на послеродовое недомогание.

А в ноябре Кристина проснулась и увидела перед глазами вместо комнаты – кроватка полуторагодовалого Кирюши, шкаф, окно, книжки, игрушки – черноту. «Я практически потеряла сознание, настолько сильно упало давление. А потом, на протяжении трех недель, давление держалось 80/40. Плюс постоянная одышка». Кристина пошла к врачу, сделала УЗИ сердца и узнала про отверстие.

– Мы с мужем всегда все планировали. Совместную жизнь, рождение ребенка. Мы познакомились 8 лет назад, но сначала долго встречались. Он работал логистом в Тамбове, я – финансовым консультантом в банке в Москве. Потом решили, что пора завести ребенка, я ушла в декретный отпуск, переехала к мужу и родила Кирилла. А потом все планы полетели в тартарары.

Запланировать больное сердце Кристина с мужем Дмитрием никак не могли. Да и вообще, Кристина до сих пор не понимает, как так может быть, что о врожденном пороке сердца узнаешь почти в 30 лет.

– А что муж сказал, когда узнал?

– Поддержал, конечно, – Кристина улыбается. – Ну так, по-мужски: сказал, что с пороком сердца вполне нормально живут. Конечно, когда я начала задыхаться и падать в обмороки, мы решили, что нужно как-то действовать.

                      

                                                         Кристина с мужем и сыном

Что будет с ребенком, когда я умру

Как действуют люди, когда им плохо? Идут к врачу. Кристина пришла к тамбовскому кардиологу и услышала, что скоро «плохо кончит – тромбоз или инфаркт».

– Планы… Хотела радоваться рождению малыша и переезду к мужу, а в результате получила диагноз и после приема у врача ходила сама не своя, думая о смерти: сколько мне там осталось и что будет с ребенком, когда я умру.

Кристина показывает фотографию сына. Щекастый, круглолицый карапуз сидит на руках у маленькой Кристины. Кажется, еще немного и маме будет Кирюшу не поднять.

– Нам повезло, что Кирилл спокойный ребенок. Никогда особо не плакал, не капризничал, только сейчас начинает проявлять характер. Сейчас вообще такое время – только успевай его ловить. Носится, бегает везде, общается. А я ползу за ним, задыхаясь, – Кристина снова смеется.

Вот же легкий характер! Наверное, это умение видеть во всем, даже в собственной тяжелой болезни, забавную сторону Кристину и выручило.

«Когда кардиолог сказала мне о скорой смерти, я, наверное, удивила ее: не зарыдала, не упала в обморок. Она говорит: “Что-то вы странно реагируете”. А я отвечаю: “Ну а что, я должна звонить, место на кладбище заказывать?”»

Сердце будет здорово, но нужна помощь

Кристина вернулась домой и бросилась читать про дефект межпредсердной перегородки в Интернете. Писали разное: и что «люди с таким диагнозом долго не живут, пейте аспирин, побольше жидкости, готовьтесь к худшему», и что возможно хирургическое вмешательство. Тогда Кристина позвонила знакомому, который оказался «в теме» и посоветовал ехать на консультацию в Москву.

– Я сидела перед кабинетом врача и тряслась: если мне и тут скажут, что дожить до 40 лет для меня – предел…

Не сказали. Кристине объяснили, что отверстие в сердце у нее увеличивается, отсюда и резкое ухудшение состояния, но еще не поздно его закрыть. Нужна операция с помощью окклюдера – практически безболезненная и безопасная. Кристине введут катетер в бедренную артерию, по сосудам окклюдер-«заплатка» доберется до сердца, закроет отверстие и излечит порок. Потом две-три недели адаптации, и Кристина сможет жить полноценной жизнью – носить на руках богатыря-Кирилла, смеяться без одышки и даже выйти на работу – сердце будет здорово.

Но операция платная и не предоставляется по квоте. В семье Юдаковых работает только Дмитрий, он получает около 20 тысяч в месяц. Денег на операцию нет.

– Нельзя запланировать горе, болезнь, – говорит Кристина. – Я думала: мы молоды, счастливы, ребенок родился – жить бы да радоваться…

Наши подопечные благодарны за любое разовое пожертвование. Однако, если вы будете поддерживать фонд на регулярной основе, это позволит нам оперативно оказывать помощь, не дожидаясь пока будет собрана необходимая сумма.

Чтобы оформить регулярное списание, выберите в форме комфортную для себя сумму и выставите движок вправо в позицию «Ежемесячно». Вы сможете изменить или остановить списания в любой момент.

Помочь всем подопечным ("Фонд срочной помощи")

Если возникли проблемы с платежом, пишите на почту: support@fondpravmir.ru
или в WhatsApp

Вы помогли

Помогли

Кристина
300 ₽
26 ноября, 16:06
Кристина
300 ₽
25 октября, 16:06
Кристина
300 ₽
24 сентября, 18:03
Кристина
300 ₽
23 сентября, 18:03
Татьяна
100 ₽
07 мая, 00:03
Татьяна
100 ₽
07 апреля, 00:03
Татьяна
100 ₽
07 марта, 00:04
Татьяна
100 ₽
07 февраля, 00:04
Татьяна
100 ₽
07 января, 00:03
Татьяна
100 ₽
07 декабря, 00:03
Butina
300 ₽
04 декабря, 22:35
Алексей
150 ₽
20 ноября, 12:55